Лето 1980 года... Фан-движение в Ленинграде уже стартовало, но я об этом ещё не знал.

Как и большинство мальчишек тех времён в Советском Союзе, через школу и двор мы были причастны к спортивной жизни. В школе, после обязательных разминочных упражнений и нормативных подтягиваний, прыжков в высоту и кувырков, мы ждали, когда учитель кинет мяч и даст добро на игру в футбол. Во дворе всё складывалось гораздо проще: летом футбол, зимой хоккей. И так в каждом дворе, в любое свободное от занятий время, а в выходные - с утра и до позднего вечера.

Мой отец в свои молодые годы профессионально занимался футболом и любил его смотреть по телевизору. Мне такая перспектива совсем не улыбалась: матчи транслировались как будто по заказу партийной номенклатуры, например, «Динамо» Москва – «Кайрат», - без голевых моментов и ударов по воротам. На просьбы переключиться отец отвечал отказом, а так как телевизор в квартире был один, - конфликты возникали не один раз. Но больше всего меня выводило из себя, когда из динамиков телевизора во время трансляции футбольного матча доносилось скандирование трибун: « Шайбу-шайбу». Я не мог понять, почему? Спрашивал отца: болельщики что - пришли на хоккей, а там неожиданно футбольный матч начался, что ли? Но отец внятно объяснить мне не мог, говоря, что так принято, и я сделал для себя вывод: на стадионе можно скандировать всё что угодно, только бы было к месту, - и тебя поддержат.

На календаре последний месяц осени. До этого я ходил с отцом на хоккейные и баскетбольные матчи во дворец спорта «Юбилейный». Мне это нравилось, но так, без изюминки, - чего-то конкретного не хватало. Было ясно, что переживать надо за свою городскую команду, всё-таки я патриот своего города, но как сделать так, чтобы поддержать её, в то время я не знал. У любого, кто когда бы и на каком бы уровне не занимался спортом, зная о том, что с трибуны, от бровки или из окна за ним наблюдают и переживают, подбадривают, - вырастают крылья и хочется сделать на поле или площадке что-то грандиозное. Чтобы тобой восхищались и поддерживали ещё больше или, хотя бы, чтоб болельщики не разочаровывались.

***
И вот наступило 13 ноября 1980 года, символичная для меня дата. Накануне мне позвонил мой дядя, Зайцев Николай Михайлович, и сказал: « Кинстинтин,- так он меня называл,- я достал билеты в новый спортивно-концертный комплекс имени Ленина на матч «Зенит» - «Динамо» Киев. Пойдем, посмотрим на футбол в новых, нормальных условиях». Не знаю, что больше меня зацепило - новые нормальные условия в недавно построенном неподалёку от нашего дома СКК или фамилия Блохин, которая несколько дней будоражила общественное мнение города. А может, возможность завоевать первые в истории чемпионатов СССР медали нашим питерским клубом. Призыв дяди я воспринял с воодушевлением: всё-таки новые эмоции. Но то, что я увидел на стадионе, перевернуло всю мою короткую жизнь и поставило на твёрдые ноги фанатизма, за что я очень благодарен своему дяде, светлая ему память!

Уже на подходе к стадиону я испытал неведомые на тот момент эмоции: огромная людская толпа стекалась к СКК, красавец эстадио был подсвечен прожекторами со всех сторон. Он стоял на огромной пустой площади, величественный как статуя свободы, и поглощал в себя это нескончаемое людское море грузоподъёмностью 25000 человек. На входе - билетёрши, все в одинаковых синих финских куртках, что на тот момент было очень солидно. Внутри светло и тепло, всё блестит чистотой, доступны многочисленные буфеты и туалеты. Таблички над входами на сектора и ряды, всё понятно и спрашивать ничего не надо, просто блеск! У нас были билеты на самые козырные места - большая трибуна, 4-й сектор, 10-й ряд, самая середина. Для чего Николай Михалыч брал с собой бинокль, мне до сих пор непонятно; может, он хотел рассмотреть веснушки у Владимира Казачёнка или залысины вратаря Ткаченко, а, возможно, ноги Олега Блохина, ведь разговоры о нём в фойе комплекса доносились со всех сторон. С сектора, где были наши места, всё ранее увиденное просто померкло по сравнению с тем, что открылось взору: прямоугольник, состоящий из тёмно- и светло-зелёных ковровых покрытий, нежно подсвеченный из-под огромного свода, приковывал к себе взгляд и не давал оторваться. Отсутствие беговых дорожек включало тебя в процесс игры на 100%.

Но то, что меня накрыло полностью, - это группа молодых людей, которая располагалась за воротами. Их было несколько десятков, но они выделялись на фоне остальных трибун, одетых в повседневную одежду разнообразных оттенков. У парней, находившихся совместно, в одежде преобладал синий колер, - этим они и выделялись в цветовой гамме стадиона. С выходом футболистов и на протяжении всего матча они начали дружно скандировать речёвки в поддержку ленинградского «Зенита», и появились настоящие знамёна сине-бело-голубого цвета со стрелкой "Зенит". Это было очень красиво, и в тот момент я понял, что должен находиться за воротами в группе этих ребят, чтобы получить полное удовлетворение от футбола.

С огромным нетерпением я дождался перерыва матча, договорился с дядей о месте встречи после игры и пошёл за ворота к организованным фанам, чтобы выплеснуть свои эмоции от футбола и смотреть матч спокойно, так как с центральной трибуны я смотрел, в основном, на них, фанов. Длинные синие шарфы, сине-белые береты и шапочки, соприкосновение с развевающимися огромными шелковыми знамёнами, украшенными очаровательной стрелкой, дружные хлопки, складные речёвки в массовом исполнении и то, что я нахожусь в эпицентре всех этих действий, - всё это просто великолепно! Я понял: моё место только здесь, среди своих единомышленников.

Дома я не мог спать спокойно. Конечно, и сам футбол тоже неплох - 2:2 с самим киевским «Динамо», многократным чемпионом СССР, обладателем евро-трофеев. И Блохин, естественно, забил. Но самое главное - это околофутбольные события, они затмили всё. Так, в одночасье, я стал футбольным болельщиком: ещё не правым, но уже не «кузьмичём» (хотя таких понятий тогда ещё не существовало).

***
Через четыре дня, дождавшись спортивных новостей в программе «Время», я узнал, что «Зенит» победил в Баку местное «Нефтчи» 2:0. В последнем туре победа дома, в комфортном СКК, над алма-атинским «Кайратом» должна была принести нашему клубу первые в истории города медали чемпионатов страны. Значит, моё место обязательно должно быть среди парней, которым важны достижения в спорте теперь и для меня родного ленинградского «Зенита». Мой дядя Николай Михалыч был большим почитателем футбола и не мог пропустить такой ответственный поединок, поэтому с билетом на матч для меня проблем не было. Оставался открытым вопрос с атрибутикой.

У мужа моей сестры был чисто синий вязаный шарф, шириной сантиметров 10, но длинной метра четыре, - в общем, вполне подходящий атрибут. Но на улице было довольно прохладно, и он носил его постоянно; и для того, чтобы он мне его предоставил для футбола, пришлось ему долго объяснять программу фанов и роль его шарфа в этой программе. В итоге, четырёхметровая роза украшала мою шею, и к футбольному матчу я был готов. Встретившись с дядей у стадиона и войдя в спортивный комплекс, я ощутил на себе множество любопытных и даже, я бы сказал, завистливых взглядов. И мне это новое чувство понравилось, хотя я понимал, что все эти взгляды относились к длинной розе, знаку принадлежности к зенитовским фанам.

Поднявшись на центральную трибуну и определившись, где располагается активная группа поддержки, мы распрощались с Николаем Михалычем (он меня понял и одобрил), а я отправился на фан-сектор. Хотя у меня и не было билета на него, но синий шарф являлся как бы пропуском в некоторые недоступные для простых смертных места. На этом матче все мои предыдущие положительные эмоции закрепились. Даже более того, всё складывалось просто супер: весь матч - шиза. Особенно мне понравилось, когда весь стадион от нашей группы заводился простым: «Зе-нит» - три хлопка. С учётом акустики закрытого помещения это было нечто. Плюсом к этой гармонии стала победа «Зенита» 1:0, завоевание бронзовых медалей чемпионата СССР и послематчевый проход через парк (с символическим названием «Парк Победы») с нескончаемой шизой в честь «Зенита». Потом поездка на метро до станции «Невский проспект», речёвки типа: «Нужен гол, нужно два, нужен Кубок УЕФА». Всё это мне ,с моими ещё левыми познаниями, показало: надо в межсезонье информационно расти.

Единственным негативным впечатлением в этом походе на футбол был акт вандализма в соседнем вагоне, где побили несколько стёкол и плафонов освещения, и весь вагон погрузился в темноту, но всё равно не переставал скандировать речёвки. Впоследствии мы, правые фанаты, боролись с такими проявлениями вандализма жёстко и весьма успешно. Культурная столица всё-таки! Да, всё было здорово! Огорчало одно: чемпионат закончился и теперь придётся ждать весны, чтобы испытать вновь те эмоции, которые меня захлестнули.

Оглавление